Я сдавала кровь, и для моего веса 450 мл стало критической потерей.

02 июля в 22:18
290108997 456534149645748 3537972587684476729 n

Я сдавала кровь, и для моего веса 450 мл стало критической потерей. Отойдя от места сдачи на 200 метров, я поняла, что жизнь уходит из меня. Я присела на корточки, обхватила затылок руками, но головокружение не ушло. Критическим сигналом было одновременное расслабление всех сфинктеров, когда хочется по большому, по маленькому и тошнит. Я легла на асфальт, подложив рюкзак под голову, и поняла, что мне нужна помощь, попросила прохожего позвать кого-то со станции переливания крови. Удивительно было наблюдать отдельное восприятие тела и духа, а также постепенный отказ от своих возможностей. Я поняла, что не могу идти, потом поняла, что не могу сидеть, потом поняла, что даже лежать мне тяжело. В конце осталась мысль: "Тебя найдут обкак..ую и украдут рюкзак. Не уходи". Время стало медленным, я повернула голову в сторону двери и поставила перед собой цель продержаться до того момента, пока на пороге появится кто-то в белом халате. Помощь подоспела, мне мерили давление, оно было 30/60, поили сладким чаем, вызвали скорую, я оклемалась, правда неделю была обессилена.

 

Нам нужен смысл, и во время войны, помимо переживания трагичных событий, немало страданий возникает из-за того, что приходится полностью перестраивать всю структуру личности и смиряться с уменьшающимися возможностями. Много страданий из-за отказа примириться с тем, что как раньше никогда уже не будет. Долгосрочные планы в данных условиях невозможны, период турбулентности и неопределённости неизвестен. Еще меньше хотеть, еще сократить период планирования.

Уменьшенные возможности неизбежно влияют на самооценку и на представление о собственной грандиозности, на фантазирование о том, что ты можешь многое контролировать.

 

"Хотеть меньше", "по твоему не будет", две эти незамысловатых идеи вызывают бурю возмущения или ощущение неполноценности, если человек вместо попытки синхронизироваться с реальностью, пытается навязать ей свою картину мира. Встреча со своей малостью, ограниченностью - это знакомство с собой реальным, без попытки отрицать себя. Из малости мы привычно уходим с помощью ярости, причём агрессия на внешние обстоятельства или других людей, это единственный способ не терзать себя. На период ненависть к другому, все претензии к себе уходят.

 

Принятие реального (себя и внешнего) требует немало бесстрашия. Устоять на шагнув в неполноценности (которая создаётся аутоаграссией), и не шагнуть в ярость на внешнее. Но как это сделать, если человек привык добывать энергию для своей активности посредством ненависти к себе или другим, размышлять о происходящем с обязательным обвинения себя или других, а повышать свою самооценку посредством обесценивания себя или других? Высокая цена у этого аттракциона, качельки выснаживают, расшатывают и после них приходит пустота.